Одна жизнь не удалась...   @   Не такой как все...   @   О сатанизме...   @   Не бойся...

Почему взрослые не любят наших вопросов?

Почему Бог «несправедлив»?

– Почему Бог бывает несправедлив, давая таланты людям? Возьмите Сальери и Моцарта. Сальери много работал, учился, был упорен, но талант у него был обычный, средний. А легкомысленный Моцарт был, повеса, гуляка, не трудился, ему все давалось легко, без всяких усилий. Почему именно ему, а не трудяге Сальери Бог дал такой талант? Он, может быть, и не ценил этого дара.

– О музыкальном таланте Антонио Сальери можно поспорить. Даже тот факт, что при открытии новопостроенного миланского оперного театра «Ла Скала» первым произведением, которое было поставлено на его сцене, стала опера Сальери «Признанная Европа», говорит о широком почитании музыкального таланта этого композитора. Но даже если бы это было не так, то сеньору Сальери не было бы стыдно перед потомками хотя бы потому, что среди учеников этого замечательного педагога были Бетховен, Шуберт и Лист. А ученики – лучший показатель таланта учителя. Но и с принципиальной точки зрения, как мне кажется, сравнивать двух композиторов с целью определения: кто из них более талантлив – совершенно некорректно. Они просто очень разные. И в этом многообразии талантов творческих личностей, работающих в разных направлениях искусства или науки, кроется глубокий смысл. Никому из искусствоведов и в голову не придет сравнивать, например, талант Тредиаковского и Пушкина, Державина и Лермонтова, Рубенса и Коро, Донателло и Родена. Каждый хорош для своего времени, и у каждого есть свой любящий читатель или зритель, ведь люди, к которым обращено искусство – тоже очень разные. Одному нравится одно произведение, а другому – другое.

Если же обратиться к такому литературному произведению, как «Моцарт и Сальери» из «Маленьких трагедий» А.С. Пушкина, который воспользовался для сюжета легендой об отравлении Моцарта, то и здесь обвинение Бога в несправедливости невозможно. С психологической точки зрения это небольшое произведение выстроено идеально. Но также верно и глубоко оно выстроено с духовной точки зрения. Нужно лишь поглубже вникнуть в него.

Сальери у Пушкина буквально сгорает на медленном огне. Для него этим мучительным пламенем является зависть. Но, как известно, зависть – прямое следствие гордыни. А гордыня – корень всех грехов человечества. Именно эта поистине дьявольская гордость и подталкивает героя трагедии к смертному греху, к убийству. Сальери, пытаясь оправдать свое уязвленное тщеславие и подавить свою совесть, сваливает всю вину задуманного им греха на Бога. «Нет правды на земле, – говорит он. – Но правды нет и – выше». Обвинив Бога в несправедливости, он самовольно берет на себя функции праведного судьи, а заодно и палача. Он присваивает себе право распоряжаться жизнью и смертью другого человека, право решать: достоин ли тот жить, или нет. Если даже представить себе, что «Моцарт и Сальери» не литературное произведение, а протокол следователя, то и тогда Создателя невозможно упрекнуть в несправедливом распределении талантов.

По своему предведению (от слов: «предварительное ведение») Бог обделил талантом человека, способного на подлость, лицемерие и даже убийство, поскольку любой талант для подобных людей становится питательной средой для их и без того болезненной гордыни. Где же здесь несправедливость? Свое коварство и лицемерие Сальери проявил в лживоласковой беседе с другом, в своем восторге новым произведением Моцарта и в «дружеской заботе», с которой он подносит ему бокал с отравленным вином. Лицемерие, зависть и коварство не могут привлечь к человеку милость Божию. Это и выразил Пушкин фразой: «Гений и злодейство – две вещи несовместные». В данном случае слово «гений» означает здесь «дар Божий», а настоящим даром Божиим может считаться только тот дар, который употребляется во благо людям. И действительно, даже очень талантливого человека, но употребившего свой талант во зло, «гением» не называют.

Мне показалось, Василиса, что в самой постановке твоего вопроса, в котором ты утверждаешь, что «Бог бывает несправедлив», чувствуется симпатия к отрицательному герою, человеку, который строит свою судьбу, руководствуясь только своей волей, не обращая внимания на Бога, Которого, однако, не отрицает. Быть может, тебя привлекает в Сальери то, что сейчас называется «сильная личностью», его «лидерство», способность добиваться своих целей невзирая ни на что и ни на кого? Христианская любовь к ближнему, умение порадоваться успехам другого человека, даже близкого друга, у такого «лидера» должны напрочь отсутствовать. Это мы и наблюдаем у пушкинского Сальери.

Но спроси себя сама: откуда у тебя (как впрочем, и у многих твоих сверстников) могли появиться такие приоритеты и симпатии? Причина, думаю, в следующем. Все средства массовой информации в настоящее время незаметно проталкивают именно эту мысль: братская любовь, милосердие, честность, супружеская верность, бескорыстие, самоотверженность – это лишь проявление слабости и глупости. Но ведь именно такие взгляды исповедуют сатанисты. И если подросток хоть немного заражается антихристианским духом, то дух этот рождает в нем неосознанную симпатию к злодею. Именно этот дух вызывает доверие к словам лицемера, осудившего человека, которому тот смертельно завидует. Это очень опасно.

Тебе, может быть, непонятна психология завистника, который осуждает именно потому, что завидует и тем самым пытается успокоить свою совесть, обмануть себя? Завистник клевещет на ближнего и тем самым пытается убедить себя, что, делая зло «плохому» человеку, он восстанавливает справедливость, т.е. делает вовсе не зло, а наоборот – добро. Но ведь Христос нас учит не доверять словам, а только по делам судить о качествах того или другого человека («по плодам их узнаете их» Мф. 7, 20). Моцарт в трагедии Пушкина – милый, добрый, доверчивый человек, который пришел к другу, чтобы поделиться с ним своими переживаниями и свежими набросками к новому произведению. Сальери, наоборот – лицемерен, хитер, жесток и способен на убийство, которое и совершает в результате.

Стоит ли прислушиваться, друг мой, к оценкам Сальери: «легкомысленный Моцарт был повеса, гуляка и не трудился…»? Ведь так легко уподобиться самому завистнику в ропоте на Бога.

– Но ведь есть фильм «Амадей», где Моцарт вначале показан именно таким, как воспринимали его современники, – легкомысленным, беспечным?

– Кто, кроме Самого Бога, может знать сокровенное – то, что сокрыто в глубине души человека? Современники тоже могли ошибаться или даже сознательно искажать факты, чему примеров в истории предостаточно. До нас могли дойти легенды, предрассудки и даже сплетни. Кроме того, художественное произведение – это не точное жизнеописания какого-либо персонажа истории. Автор, руководствуясь своей идеей, своим замыслом или, как говорил Станиславский – сверхзадачей, пытается раскрыть свое понимание какой-то исторической ситуации с нравственной или политической точки зрения. И в этом всегда есть некая условность. Поэтому мы никогда – ни по фильму, ни по либретто, ни по роману, ни по сценарию, ни по режиссерской экспликации не вправе выносит приговор какой-либо исторической личности. Для этого необходима добросовестная проработка всей совокупности исторических архивных материалов и воспоминаний современников при тщательном анализе уровня объективности источников. Размышлять на тему фильма или литературного произведения, стараться разобраться в нравственной позиции героев, примерить ту или иную ситуацию к себе – это другое дело.

Игумен N.

Предыдущая страница  @  Перейти к содержанию  @  Следующая страница

Rambler's Top100       ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU