Одна жизнь не удалась...   @   Не такой как все...   @   О сатанизме...   @   Не бойся...

"Строй дом духовный…"

Помощь Святителя Николая

Ходили сестры целый день, но безрезультатно. С самого утра лил холодный зимний дождь. Глинистая почва превратилась в липкую жижу. А когда перевалили Картлийский хребет, повалил мокрый снег. Холод пронизывал до костей, ноги в дешевых парусиновых туфлях окоченели и отказывались идти. Наконец сестры вышли к ветхому висячему мостику через реку Иори. От порывов ветра весь он содрогался и, казалось, готов был сорваться с привязи и вместе с хлопьями снега улететь туда, где сквозь рваные облака виднелись снеговые вершины Главного Кавказского хребта. В желудке давно сосало от голода, потому что в дорогу сестры взяли с собой всего лишь десять грецких орехов – больше ничего в монастыре не нашлось. Дрожа от холода и усталости одолели еще один перевал и в конце дня вышли к реке Алазани. Но как ни всматривались монахини сквозь серую снеговую завесу, – переправы нигде видно не было. Тем временем быстро темнело. Нужно было скорее переправляться на другую сторону и искать ночлег. А река глубокая – по плечи. С шумом перекатываясь через камни, по темной воде неслись большие куски льда. Сестры знали, что никаких сел на этой стороне реки поблизости нет. Ночевка на берегу – верная гибель. А на ногах у них парусиновые туфли. И решили сестры: «Будь что будет! Надо переправляться».
– Господи, благослови! – сказала мать Пелагия, перекрестилась и вошла в ледяную воду. На другой берег она вышла босая. Сестра Агния двинулась было за ней, но на середине реки вдруг отчаянно закричала:
– Утопаю!

В бурном потоке ее голова то появлялась над водой, то вновь исчезала. Быстрым течением Агнию несло вниз на огромные острые камни. Не зная как помочь сестре, по берегу с плачем бежала мать Пелагия. Гибель Агнии казалась неизбежной. На какой-то миг среди волн снова мелькнула седая голова, и до Пелагии донеслось:
– Святителю отче Николае, спаси!

И вновь голова Агнии исчезла в белых бурунах на середине реки у самых камней. «Конец!» – подумала Пелагия, продолжая машинально бежать вдоль реки. Не замечая острых камешков, которые в кровь резали ей ноги, она выскочила к пологой глинистой отмели и вдруг неожиданно застыла, как вкопанная. Под невысоким берегом, на отмели, по пояс в холодной воде лежало чье-то распластанное тело.
– Агния-я-я! – закричала она и бросилась к краю берегового обрыва. Мертвое, казалось, тело вдруг пошевелилось, рука сделала хватательное движение, но со-скользнула по глине и вновь застыла. Пелагия, все еще продолжая плакать, легла на живот у самого обрыва и, свесившись насколько могла, протянула вниз руку.
– Агния! Подтянись хотя бы немножко. Хватайся за мою руку! – закричала она. Тело вновь зашевелилось и даже немного приподнялось на локтях, но затем бессильно рухнуло в мокрую глину.
– Агния, миленькая, ну еще чуть-чуть, вот моя рука!

Мать Агния приподняла голову, открыла глаза и посмотрела наверх. Ее взгляд казался пустым и ничего не видящим. Она потрясла головой и снова посмотрела наверх, словно отыскивая, кто бы мог звать ее по имени.
– Это я, Пелагия! Ты не узнаешь меня?

Взгляд Агнии прояснился. Наконец она пришла в себя и с великим трудом дотянулась до протянутой руки. Скользя по мокрой глине, она кое-как вскарабкалась на край обрыва и несколько минут, тяжело дыша, лежала на холодных камнях.
– Ради Господа! Вставай, Агния, иначе ты замерзнешь! Обопрись на меня.

Мокрые от макушки до босых пяток монахини, едва держась на ногах, медленно побрели, шатаясь, по направлению к ближайшим селам Завати и Эрцо. Идти до них оставалось совсем немного, всего лишь 2–3 километра. Но что это был за путь для двух промерзших на зимнем ветру женщин – представить себе едва ли возможно.

Игумен N.

Предыдущая страница  @  Перейти к содержанию  @  Следующая страница

Rambler's Top100       ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU